Гном

Любовная проза для влюбенных. Где живут гномы? В Средневековой Европе, в Альпах, в рудниках ищут целый день изумруды, наполняя ими свои мешки, они злые и очень берегут свои богатства, но при этом выглядят очень забавно в полосатых гетрах и красных колпаках, в деревянных башмаках. Они маленькие и бородатые. При приближении людей прячутся под корнями деревьев, под опавшей листвой, при этом их попытки спрятаться делают их еще забавнее.

Знаком ли я с гномом? Да знаком, но мой знакомый гном не носит длинную белую бороду, не носит за плечами мешок и кирку. Правда он мал, но это оттого, что он еще не подрос, гном не бурчит, а весело улыбается, и хлопает своими ресницами, то, открывая, то, закрывая большие голубые глаза, иногда вертит головой, белокурой головой, с большими белыми бантами. Я сижу у него на постели, а в окно видно как в город крадется вечер.

Кто этот гном? Этот гном моя милая пятилетняя дочурка. Я сижу и читаю ей сказку про Белоснежку. Доченька живо переживает перипетии повествования, вскрикивая, улыбаясь, хмурясь. Но вскоре начинает зевать, и уже через минуту спит крепким сном, совсем не таким, каким спят другие гномы. Спи спокойно, маленький любимый гном.

Уснул маленький гном, повернувшись на левый бок, положив ладони под щеку. А я еще пару минут буду смотреть на красивое личико, потом поцелую розовую щечку, выключу свет и пойду в свой кабинет.

Вечер уже в городе, где-то вдалеке воют сирены скорой помощи. Впереди целая ночь без сна. А где-то далеко из шахты возвращается гном, таща за спиной полный мешок изумрудов. В мешке дырка и по дороге пара камней потеряется на лесной тропинке. Утром молодой человек найдет изумруды и подарит их избраннице сердца. На свадьбе она будет стоять в белом платье, а в числе украшений будут изумрудные серьги. Молодожены будут счастливы всю свою долгую жизнь, своим детям они будут на ночь рассказывать сказки о гномах.

Поиски.

Прошло уже 7312 лет с тех пор, как начались эти поиски, теперь я могу сказать, что они были никчемными. Поиски рая, камня философии, матери всех вещей, да и многого другого. Со временем поиски превратились в «вещь в себе», то есть стали процессом без начала и конца, в прочем и сейчас они продолжаются. А ведь и задумывались они для того, что бы процесс начался. Мне нужно было как-то развеяться, побороть скуку или одиночество, или вечность, или …(да в прочем неважно). Я «ослеп», перестал видеть мир, различать добро и зло, правду и ложь, свет и тень, но это ведь не важно ведь я все это создал, хотя некоторые после моей «слепоты» стали утверждать буквально следующее: «Бог умер!». Но я жив, просто в поисках.

Проблема мира в том, что хаотичная материя пытается самоорганизоваться. Но главное в поисках оказалось то, что ничего нет ни рая, ни ада или что-то другого. Я даже не состарился за эти длинные или короткие годы, хотя ум свой в поисках и напрягал, единственное, что напрягалось. А давненько не случалось такого, с тех пор как я собрал себя в горсть и бросил во вселенную. И почему это называют рождением мира? Видимо сознание мое помутнилось, ибо оно и есть вселенная.

Поиски идут, смерть гуляет, делает круги вокруг меня, но откуда ей взяться она ведь моя выдумка в ходе поисков. Но самое главное в поисках это то, что все-таки удалось найти кое-что. Это то, что я и не искал, но само по себе интересное событие. Оказывается, я не существую ни во времени, ни в пространстве, ни как материальный объект, ни как духовная сущность, ни в мыслях, ни в сердце, ни во вселенной, ни в части атома. Хотя все это я создал.

Бриз.

Когда старый моряк с изуродованным левым плечом будет рассказывать после трех пинт старого ямайского рома историю о том, как его корабль в шторм пытался добраться до родного берега и попался на призрачный свет маяка, оказавшимся убийцей, разбился о скалы, о том, как флибустьеры грабят торговые судна и не берут пленных, о развороченном своем плече, но никто не слушает старика, мирно бормочущего себе в бороду старые сказки. В тусклом свете таверны, наполненной дымом кубинского табака и ругань матросов, сошедших на короткий срок на берег. Молодые, сильные, красивые матросы пьют густой эль и обнимают за талию жриц продажной любви, у которых блестят глаза при виде золотой монеты, а в остальное время глаза заполнены мутью нищеты и порока. Любовь и разлука…

На несколько минут картинка исчезает, и перед глазами сквозь туман проглядывает стол, на котором в гордом одиночестве стоит пустая бутылка из-под водки «Кремлевская», рядом пустая хрустальная рюмка.

Большие серые глаза совсем молодого юнги обводят взглядом таверну, удивление полученное после первого в жизни глотка рома перерастает в счастье. Порядочно напившись, он выходит из таверны, утренний бриз пытается его освежить.

Тошнота юнги сливается с собственной головной болью. Долго, долго стоять под холодным душем. Следующая ночь пройдет без сна, и воскресные сумерки незаметно превратятся в рассветную прохладу понедельника, черновики исписаны словами.

Полные паруса ветра, дельфины, плывущие рядом с кораблем, счастье юнги, понявшим за ночь радость вина и любовь женщины.

Понедельник, галстук специально подобранный под цвет глаз, выбритое до синевы лицо.

Море, солнце, чайки, улетающие за горизонт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *