Письмо

Прекрасное весеннее утро, ласковое солнышко своими теплыми лучиками согревает землю, повсюду разносится звонкая капель. Хочется читать стихи. На моих губах играет мягкая почти незаметная улыбка, вчера был праздник мой День рождения. Но работа не стоит на месте и лишь в редкие моменты можно отвлечься, окинуть взглядом улицу, посмотреть на пробегающих мимо людей, вспомнить вчерашний вечер. Дел много, но они испортятся. Коллеги доброжелательны, хорошо работать в таком коллективе.

День быстро прошел, возвращаясь домой, мечтаю о кусочке торта, оставшемся со вчерашнего пиршества. Сегодня будет тихий спокойный вечер. Музыка Вивальди, одиночество, что еще нужно для счастья.

В почтовом ящике лежит открытка. Она запоздала к празднику, но как приятно прочитать ее, поднимаясь к квартире. Добрые слова от старой знакомой. Чашечка чая и кусочек торта. Открытка заброшена в ящик стола.

Уже ложась спать, подчиняюсь сентиментальности, достаю старые письма открытки, сажусь за стол и начинаю перечитывать. Новогодние и другие праздничные открытки от знакомых и родных, простые искренние слова от них так легко на сердце. Многостраничные письма от друзей, рассказы о жизни, неподдельная мужская дружба. Немного грустно. Интересно куда она уходит мужская дружба. Письма матери. В каждой строчке сквозит любовь. Мама, милая мама. Письма от близких ранее женщин, обычные признания в любви, стихи и прочее. Еще раз убеждаешься в вечности того, что любовь, если она и была, заканчивается. Вроде все письма прочитаны, можно спать.

Это письмо лежало в стороне. Любимый когда-то давно, в другой жизни, почерк. Читая, медленно погружаюсь в воспоминания. Первая любовь. Теплый летний ветерок, легкое платье, льняные волосы, губы вкуса земляники. Последняя строчка письма: «Люблю. Целую.», как титры в фильме. Воспоминания закончились. Аккуратно укладываю в стол все бумаги. Может оно о измене?

Немного грустно, но зевается все сильнее и сильнее. Мягкая постель. У изголовья уже ждет Оле-Лукое со своими зонтиками. Завтра новый день, совсем другие заботы.

Муза.

Посвящаю Тебе.

Идет дождь, тоскливый дождь, один из тех, что бывают в холодное лето и идут не одни сутки. Я медленно, в такт внутренней музыке унылого дня, раскачиваюсь в кресле-качалке. На коленях прикрытых пледом лежат черновики. Перечеркнутые слова, каракули предложений, буквы в разброд, вглядываясь в них, никак не могу выстроить нить повествования.
«Перед глазами Ангела встает 1945 год восьмилетний мальчик в форме Гитлерюгента стреляет из фаустпатрона по русскому танку. Промах. Последние слова паренька в шинели не по росту: «Hail Hitler». Тракт гусеницы надвигается на голову солдатика. Хруст костей…».
Картина стоит перед глазами, но нет продолжения. Есть только долгая разлука.

Открывается дверь, вначале появляется твой звонкий смех, потом, входишь сама с подносом, на котором стоят чашки кофе и бутерброды. Убираешь бумаги, ставишь мне на колени поднос, сама садишься на ковер возле моих ног. Рассказываешь анекдот, услышанный по радио, над которым так весело смеялась. Мы пьем кофе, едим бутерброды, я смотрю на тебя и день уже не кажется таким унылым. Встаю, ставлю поднос на стол, поверх лежащих бумаг, отодвигаю в угол кресло и включаю музыку. Танго. Мы танцуем, смеемся, потом одеваемся и идем гулять. Дождь барабанит по зонту, листьям на деревьях, прибивает к земле траву. Поцелуи в парке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *