Счастье

Солнце светило ярко, почти по-летнему. На светло голубом небе не было ни намека на облака. Недалеко в роще пели птицы, в палисаднике порхали первые бабочки, эти разноцветные частички природного фейерверка. Весенние цветы дружно покачивали цветами по ветру.

В столовой все было накрыто к завтраку. Букетик полевых цветов стоял в центре стола. Он каждое утро убегал из теплой постели и босиком шагал по росе, срывая цветы, потом тихонько возвращался, чтобы не разбудить сына. Нежным поцелуем заставлял просыпаться свою жену, и как в первый день их знакомства дарил ей цветы и лучезарную улыбку.

Потом начинались обычные хозяйские хлопоты. Готовя завтрак, она улыбалась, вспоминая прошедшую ночь и, кажется, вся светилась мягким внутренним белым светом. Втроем садились за стол и благодарили бога за свое счастье. Сынишка был для них частью их любви, даром небес, вселял чувство уверенности в завтрашнем дне, несмотря на все жизненные преграды.

Уже три месяца в округе ходила страшная болезнь, уносившая жизни людей, как порыв ветра осенью срывает с деревьев последние листья. Не вдалеке от их дома, проходила процессия людей моливших о том, чтобы болезнь ушла. Вдруг кто-то упал и забился в судорогах. Все бросились бежать, кинув умирать человека на дороге.

Он издали заметил мертвое тело, возвращаясь с дневной прогулки, жена с ребенком немного отстали. Он провел их кругом от страшного места. Придя, домой отвечал не впопад и был, замкнут в себе.

Позже он вернулся и сжег труп. Вечером перед сном они объяснились, все закончилось нежными словами любви. Взаимопонимание было неотъемлемой частью их жизни. Через три дня он захворал, пролежал целый день в постели. Она ни на шаг не отходила от него за исключением внимания уделяемого сыну. Его бросало то в жар, то в холод. Но их любовь выдержала это испытание, он поправился.

Этот день выдался пасмурный и холодный, цветы казались блеклыми. Малыш играл один под окнами, чихнул раз, два. Дома за ужином выглядел вяло и бледно. Ночью у ребенка появился жар, в бреду он просил пить, звал то отца, то мать. Они стояли бледные и немые, как туман, стелящийся по земле поздней осенью, никак не могли помочь своему сокровищу своему счастью. Казалось, их любовь не способна справится с этой вставшей на их пути преградой.

Болезнь усиливалась, из груди ребенка доносились редкие хрипы…

Боль.

С каждым днем становилось теплее, весна была повсюду. Первые неприятные ощущения появились внезапно, практически между нами ничего не произошло. Мы не виделись несколько дней. В груди, что-то неприятно покалывало, в голове проносились чудесные мечты о лете.

Погода стояла великолепная, апрельское солнце нежно согревало землю. В трубке послышался чужой голос любимой женщины, она просила не приходить сегодня, а где-нибудь встретиться через пару дней. По всему телу прошла острая физически ощущаемая боль. Чувство безвозвратно потерянного счастья не покидало меня целый день. Но разум не хотел мириться, вертелась постоянно одна и та же мысль, что как только мы встретимся, прижмемся, друг к другу теплыми губами, все пройдет. За эти дни ожидания, я уверил себя, что все будет в порядке ведь любовь нельзя разрушить ничем.

Первые цветы мать-мачехи уже сверкали на голой земле, как дети доброго солнца. Я шел на эту встречу с чувством уверенности, что все будет в порядке. Боль, как будто исчезла, грудь наполнялась радостью от скорой встречи с любимой.

По асфальту бежали ручейки талого снега, мальчишки пускали по ним свои кораблики, они были частью весеннего праздника начала новой жизни. Пятнадцать минут разговора и все кончено. Общие фразы, пожелания счастья, заверения в дружбе. Медленно идя по улице, не замечаешь прохожих, попытки проанализировать случившееся ни к чему не ведут. Боль почти овладела всем существом. Но в первые дни ей сопротивляешься, и она как будто отступает. Родным без всяких объяснений говоришь о произошедшем.

Растаял последний снег, земля покрылась ярко зеленым ковром травы. При общении с людьми постоянно улыбаешься, пытаешься, вести себя непринужденно и раскованно, чувство боли уходит внутрь и вроде не беспокоит. Но любому обезболивающему приходит время заканчивать свое действие и тогда боль овладевает тобой полностью, душа разрывается на части, сердце колотится очень часто, пытаясь вырваться из груди. Слезы стоят в глазах, но им нет выхода. Я сидел, забившись в угол, в пустой комнате мыслей не было никаких. Вернулся отец. При разговоре маска веселости не очень то помогает, боль уродует улыбку, превращая ее в злую гримасу.

Этот день выдался на редкость теплым и солнечным, казалось, что не конец апреля, а начало июня. Весело барахтался воробей в теплой луже. Я издали увидел ее. Мы поравнялись, улыбнулись друг другу, поговорили о погоде, об общих знакомых, в общем, вели себя как абсолютно чужие люди, казалось, что и не было нескольких лет любви. Попрощались, она пошла по своим делам, а я стоял и глядел ей в след.

Теплый ласковый ветер дул в лицо. Она уже завернула за угол, а я все стоял и смотрел. Слезы горечи текли по щекам, хотелось выть.

Лето не принесло тепла, сейчас холодно и промозгло. Я слушаю, как дождь стучит в окна…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *