Зима

Замерзшими руками, она открывала сумочку. Снежинки растворялись на её щеках и били всё сильнее и сильнее. Хотелось покусать губы, и, наконец- то, понять как она могла выйти без перчаток.

— Зима, я ненавижу тебя.
Она кричала. Потому, что больше ничего не оставалось делать. И больше некого было ненавидеть. Ключи она всё-таки оставила. Вышла из дома, засунула руки быстрее в карманы, прошла пять метров и внезапно поняла, что ключей в кармане нет. Но возвращаться было неохота. Холодно.
— В сумке… В сумке… Они ДОЛЖНЫ были быть в сумке….
Она так думала. И сейчас она так себе шептала. Как будто от этого они там могли появиться. Она знала, что они оказались бы в сумке только если бы она вернулась сразу. Зимние сумерки уже стирали черты города. Снег становился всё противнее. А зима становилась всё больше похожа на нечто более противное чем, новый год 1-го января.
Он с утра еще был, дома. Он там так лежал, словно ежик, уснувший под деревом. Она боялась его поцеловать с утра. Она не знала почему мужчины за ночь могут стать такими колючими. Она просто смотрела, на него и улыбалась. А ключи лежали на столе и смотрели на неё. И вот теперь ни ежиков, ни ключей.
— Будить не хотела… Теперь мерзни…
Она шептала. Что бы еще чувствовать губы. Он шел к ней. Всё такой же небритый и дико мучащийся вопросом. Во сколько она придет с работы. И что он скажет ей.
Она увидела его и перестала шептать, перестала говорить. Она смотрела на него и только открывала рот, заглатывая воздух. Ветер дул в лицо её. Ему ветер дул в спину и сдувал последнюю шапку.
— Ты, наверное, забыла их утром?
— Спасибо. Большое спасибо. Как ты догадался?
Руки перестали дрожать, мозгами она уже была дома и ставила чайник.
— Не знаю.
Она открыла дверь, а он всё стоял и держал шапку. Она зашла в подъезд и поднялась. Быстрее домой к себе домой. Какое это счастье, как было глупо не догадаться, что он вернется. Она сняла пальто побежала на кухню, зажгла спичку и поняла… Он не пошел за ней… Обожгло палец. Быстрее назад… Сапоги… К черту сапоги, в тапках. Третий, второй, первый.. Замок.. Холодный замок на подъезде. Который всегда захлопывается.
Всё этот же миллион снежинок. Всё этот же ветер в лицо.
— Где ты?
Его не было. Поставила чай. Хотелось покусать губы. Она посмотрела в окно. Мороз съел кусочек деревьев. А пурга всё остальное.
— Зима, я ненавижу тебя.
Она кричала. Потому что больше ничего не оставалось делать. И больше некого было ненавидеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *